karsilen
Достойно жить, достойно умереть
Ехал в одно государство, а побывал сразу в трёх. Это Египет, Израиль и Палестинская автономия. Из египетского Шарм-эль-Шейха я отправился в туристском автобусе в Иерусалим. Пересечение границы с Израилем - довольно утомительная процедура, пришлось 5 раз предъявлять паспорт и следовать через блокпосты. Сразу видно, что Израиль - прифронтовое государство и целенаправленно оберегает свою безопасность. Над Иерусалимом опустилась ночь, когда после 8-часового путешествия мы въехали в город. Один их древнейших на земле, центр трёх мировых религий. Дорога поднималась и опускалась, а по сторонам сверкали мириады огней в несколько ярусов - город раскинулся на многочисленных холмах и застроен малоэтажными зданиями. Здесь не разрешают возводить высотки, чтобы не задавить, не унизить великие святыни прошлого. Покатая площадь перед Стеной плача запружена народом и к Стене не пробраться: евреи собрались почтить память главного раввина, скончавшегося 3 дня назад. Мужчины, женщины всех возрастов, дети, стройные колонны молодых солдат - совсем мальчишки. Печатая шаг, они спускаются под уклон, к Стене плача, и там начинается траурная церемония. А мы заворожённо наблюдали эту впечатляющую демонстрацию единства и неподдельной скорби маленького стойкого народа. Стена плача - остаток храма, разрушенного римлянами во время народного восстания 2 тыс. лет назад. Здесь иудеи не плачут. Здесь они отдают дань памяти и собираются с силами, укрепляют дух для новых испытаний. К стене стекаются и христиане, чтобы попросить милости у Всевышнего. Женщин удалось провести сквозь людское море, и они вложили в расщелины стены свои записки-моления. Останавливаемся на ночлег в Вифлееме и ранним утром торопимся в храм Рождества Христова. В этом маленьком городке, который стал пригородом Иерусалима, родился основатель одной из великих религий мира, его имя хранит каждый камень. Храм был заложен в 4 веке, когда память о Христе превратилась в легенду и быстро обрастала подробностями народного воображения. В плотной толпе верующих спускаюсь в подземелье и склоняюсь перед серебряной звездой: признано, что на этом месте и стояла колыбель маленького Иисуса. Повсюду образы Марии, и гид особенно подчёркивает, что здесь, в храме, единственное место, где сложилась традиция изображать Богородицу с любящей улыбкой на устах: она ещё переполнена радостью от рождения сына. Все другие иконы запечатлели Марию скорбной и печальной. Каждому хочется прикоснуться к окружающим святыням. Эти стены, своды, истёртые столетиями каменные плиты сохранили дух надежд и упований истомлённого человечества. Из Вифлеема возвращаемся в солнечный Иерусалим и идём по узким улочкам Старого города. Справа и слева многочисленные лавки с сувенирами, торговцы потягивают ароматный кофе и наперебой зазывают в гости. Но времени в обрез, и нас предупредили, что торговаться некогда, а без торга неизбежна переплата. Слышится разноголосый говор многочисленных туристов. Одни поднимаются навстречу, другие следуют вместе с нами к прославленной святыне христианства - храму Воскресения, источнику благодатного огня. Он также стар и величествен, как и вифлеемский, но расположен на дне огромной каменной чаши, куда стекаются все окрестные улочки. Снова подземелье - небольшая камера, вырубленная в скале, её выступы нависают над головами. Здесь было погребено тело великого проповедника и Учителя, снятое с перекладины-креста. Поднимаемся наверх, узкая лестница ведёт на Голгофу, и мы замираем в благоговейном молчании перед распятием. Вот оно, то место, от которого разнеслась немеркнущая слава основателя и начался миф о его воскресении. В храмах непрерывно идут службы, они переполнены паломниками, в числе которых оказался и я, почитающий Иисуса как великую нравственную личность. Здесь не просто поклоняешься его памяти. Здесь особенно остро осознаётся трагедия этого человека, обоготворённого после казни. Он был одинок при жизни - всего 12 последователей-учеников. Он остался одинок и в истории на протяжении 20 веков. Человечество отделалось от его строгого, требовательного учения пышными обрядами почитания и поклонения, приспособило к своим низменным нуждам и интересам. Следовать примеру Христа не хотят, для этого требуется непрерывное нравственное усилие, по-двиг к провозглашённому идеалу, духовное перерождение. Произошла колоссальная подмена сути христианства формами обрядности и молитвопреклонения. А жить по-христиански не научились и нет стремления. Слишком трудно и обременительно отказаться от своей животной природы. Вот почему покидаешь Иерусалим с щемящим чувством неразделённости и сожаления. Был, видел, приложился - но не изменился.

@темы: Иерусалим